Подряд или передача авторских прав: опыт толкования договора

Истец заключил с ответчиком договор о создании 4х рекламных видеороликов, передаче носителя с записанными роликами, а также имущественных прав на эти произведения. При чем цена за услуги по созданию роликов и за права на ролики указаны отдельно. Заказчик сделал предоплату в размере 50% цены и остаток должен оплатить после подписания акта приемки-передачи.

В оговоренный срок ответчик ролики не предоставил, потому истец утратил интерес к дальнейшему исполнению договора. На основании ч.2 ст. 651 ГКУ он заявил иск о расторжении контракта, передаче имущественных прав и возврате предоплаты.

Суды отказали истцу, поскольку он не доказал, что предоплата выполнена по договору подряда. Дело в том, что между этими же сторонами заключен договор о размещении рекламы, а в счете, который истец оплатил, указано «за рекламные услуги».

Странно, что суд не принял во внимание тот факт, что ответчик приступил к созданию роликов. Более того – закончил их и даже отправил на компакт-диске вместе с актом приемки-передачи, который истец не подписал. Зачем выполнять контракт и передавать исполнение заказчику, если он не сделал предоплату?

Меня же в деле № 908/1443/18 заинтересовало толкование природы контракта. Суд первой инстанции (решение Хозяйственного суда Запорожской области от 15.12.2018) и апелляция (постановление Центрального апелляционного хоз.суда от 20.02.2019) узнали в спорной сделке договор подряда: одна сторона попросили выполнить работы и передать их результат, а вторая выполнила и ожидала оплату.

По их мнению, главным критерием отделения авторского договора от договора подряда на создание произведения является урегулирование порядка и срока передачи заказчику комплекса авторских прав на созданный продукт. В случае подряда по умолчанию к заказчику переходит право собственности на результат работ. По мнению суда, по авторскому договору у автора остаются определенные права, если само произведение переходит в собственность заказчика.

Прежде чем позвать на помощь магистра герменевтики, попробуем толковать договоренность сторон с т.з. здравого смысла.

Единственное, что может делать заказчик, который получил видеоролики без прав – смотреть их в кругу семьи. Ясно, что целью было размещение роликов в эфире телеканалов или показ в интернете, а для этого заказчику нужны авторские права.

Конечно, я не видел весь контракт, но суды процитировали несколько ключевых условий. Там прямо сказано, что исполнитель должен передать заказчику имущественные права на видеоролики. Скажите, кому нужно заказывать рекламные видеоролики и не получить хотя бы лицензию?

Если человек заказал мастеру изготовить стол, его интересует не только стол, но и право собственности на него. Представьте, что человек заплатил, забрал стол, пользуется им, но вдруг приходит мастер и требует вернуть вещь – мол, не передавал я никому право собственности! Получив отказ, он заявит виндикационный иск и … проиграет, ведь, как указал суд, право собственности по умолчанию возникает у заказчика.

Мы еще вернемся к здравому смыслу, но под более сложным соусом.

Что гласит норма о создании произведений на заказ?

Не знаю, по каким причинам суд обошел вниманием ст. 430 ГКУ. Напомню, что по умолчанию имущественные права на произведение, созданное по заказу, принадлежат заказчику и исполнителю совместно. Исполнитель признал – они согласовывали с заказчиком сценарии роликов, изготовили их и передали. Это ли не лучшее доказательство, что заключён именно договор заказа, а не подряда?

Применение диспозитивных норм закона – первый метод восполнительного толкования. Суд сообщил, что не обнаружил условия о порядке передачи прав. Допустим, момент перехода прав не указан – неужели нельзя толковать текст и выявить волю сторон? Я не хочу сказать, что это изменило бы решение суда в пользу истца – напротив, усилило аргументацию, ведь суд привязался бы к акту приемки-передачи видеоролика, который истец не подписал.

Как украинский суд толкует контракт?

Вот фрагменты из постановления Верховного Суда от 18.04.2018 в деле № 753/11000/14, где со ссылками на ст. 637 и 213 ГКУ озвучена мысль о трех уровня толкования.

Первый уровень – используются одинаковые для всего содержания сделки слова и понятия, а также общепринятые значения терминов. Второй уровень – сравнение разных частей сделки между собой и с содержанием сделки в целом, с намерениями сторон, которые они выражали при совершении сделки, а также из чего они исходили при её исполнении.

Третий уровень толкования, к которому суд переходит при безрезультативности первых двух, должен учитывать: (1) цель сделки; (2) содержание предварительных переговоров; (3) сложившаяся практика отношений между сторонами; (4) обычаи делового оборота; (5) дальнейшее поведение сторон; (6) тексты типового договора и (7) другие обстоятельства, которые имеют существенное значение.

Если правила не позволяют установить настоящий смысл конкретного условия договора, следует применить толкование «contra proferentem» (лат. verba chartarum fortius accipiuntur contra proferentem – слова договора должны толковаться против того, кто их написал), суть которого коллегия поясняет так.

Это правило означает, что сторона, которая внесла условие в контракт, должна нести риск, связанный с неясностью этого условия. Оно применяется не только к условиям, которые «не были индивидуально согласованы», но и к условиям, которые хотя и согласованы, но включены в договор «под преимущественным влиянием одной из сторон».

Во-первых, это правило имеет четкие границы применения, а во-вторых, может не стоит так усложнять?

Фикция разумного лица для толкования договора

В практике Франции и Германии сложились два подхода к толкованию договора: субъективный и объективный. Основой для субъективного подхода служит принцип автономии воли, а объективный подход базируется на принципе защиты доверия, ведь контракт вызывает обоснованные ожидания (reasonable expectations) сторон.

Если субъективный критерий ориентирует суды на установление понимания действительной воли стороны-заявителя с позиций непосредственного адресата, т.е. контрагента, то при применении объективного критерия следует исходить из того понимания спорного условия, которым обладало бы любое разумное лицо. Если суд не может выяснить, кто автор спорного условия, нужно применить объективный подход.

Конструкция разумного лица – это оценка спорного условия с т.з. обычного участника оборота, любого третьего лица, не заинтересованного в исходе спора, но имеющего достаточный опыт и знания, для того чтобы истолковать условие наиболее вероятным образом.

Подход направлен на установление воли сторон, которая охватывает наиболее вероятное значение спорного условия договора исходя из понимания разумного лица (среднестатистического контрагента), действующего в том же качестве и при аналогичных обстоятельствах, что и сторона-адресат. Детальнее об этих подходах и методах восполнительного толкования читайте в статье А.Байрамкулова.

Коль скоро одним из базовых принципов гражданского права Украины в целом и обязательственного права в частности является разумность, суд вправе использовать фикцию разумного лица.

К слову, объективный критерий толкования договора применяется в международном коммерческом обороте (п. 2 ст. 8 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, п. 2 ст. 4.1 Принципов УНИДРУА, п. 3 ст. 5:101 Принципов европейского договорного права (PECL на английском, издание на украинском), п. 8:101 Принципов европейского частного права (DCFR на английском, подробный комментарий на английском на 4795 страниц и краткий сравнительный комментарий на русском).

Вооружившись здравым смыслом, взяв в одну руку текст договора, а в другую – методы восполнительного толкования, знания и опыт иностранных юрисдикций, суд мог бы прийти к выводу, что целью заказчика рекламных видеороликов было получение не только компакт диска, но и авторских прав. Любой разумный контрагент на его месте требовал бы хотя бы лицензию на показ рекламных роликов своих услуг. Я сказал «мог бы», поскольку истец не обжаловал отказ в кассацию. Будем надеяться, что в следующий раз стороны проявят настойчивость и суд порадует нас толкованием контракта, которое станет образцом.

Если пост понравился – поделитесь им.

Навігація

Наступна публікація:

Оформити підписку
Введіть адресу вашої електронної пошти та дізнавайтеся про нові публікації першими.
E-mail*
Нові коментарі
    Цей блог веде Іларіон Томаров with the little help from my friends, статті яких також публікуються тут. Кожен, хто публікує контент в нашому блозі є фахівцем в певній галузі чи питанні, тому ми не переказуємо законодавство чи студентські підручники, а намагаємось максимально конкретно і практично висвітлити проблему.

    Наша мета - поділитись корисними порадами і досвідом переважно в сфері цивільного права, та інших галузей, закликати до обговорення цікавих вам теми, ділитись своїм досвідом і надихнути на створення статей, які ви захочете опублікувати на legalshift.com.ua
    Наш контент - для кожного, хто шукає відповіді на юридичні питання в інтернеті, але не знає чи можна довіряти безкоштовним порадам в мережі.

    Особливість юридичних порад в тому, що через зміни в законодавстві вони можуть втратити актуальність в будь-який момент, а також в тому, що кожна ситуація і кожний клієнт по своєму унікальні і потребують індивідуального підходу.

    Саме тому ми можемо гарантувати, що на момент публікації її зміст є актуальним, і застерігаємо, що при прийнятті важливих рішень слід звернутись безпосередньо до юриста-фахівця в певній галузі - ви ж не будете приймати рішення про медичне втручання спираючись на публікації на форумах?

    Авторські права на оригінальний контент (тексти і зображення) належать їх авторам і розміщені з люб'язного дозволу авторів.
    Запрошуємо ділитись контентом з блогу дотримуючись цих вимог: зазначати ім'я автора, назву нашого сайту і не вносити зміни в оригінальний текст.
    © 2020 LegalShift  Войти