Малозначимость нарушения авторского права и принцип «de minimis»

«Whoever has to prove the unprovable facts is likely to lose»

David McGowan, Copyright Nonconsequentialism, 69 MO. L. REV. 1, 2 (2004)

Одна из стратегий защиты в делах о нарушении авторских прав в США – принцип «de minimis defense» (сокр. от лат. «De minimis non curat lex», что значит «Закон не заботится о мелочах»). Суть принципа – несмотря на то, что нарушение формально произошло и доказано, если оно само по себе незначительно для правообладателя, то суд имеет право отказать в удовлетворении иска о защите.

Другими словами «de minimis» – это не способ уменьшить размер компенсации, а основание для освобождения от ответственности. Причина его появления – поиск баланса между интересами правообладателя и запретом на злоупотребление правом на защиту и недопустимостью несправедливого обогащения.

  1. Чем украинскому IP юристу полезен этот принцип?

За последние пару лет в защите авторских прав появилось явление, которое удачно назвали «агрессивный мульти-копирайтинг». Речь о нескольких сотнях исков о защите авторских прав на персонажи мультфильма «Маша и Медведь», «Капитошка» и художницы Гапчинской, основанных на такой схеме: купили в магазине товар с рисунком на упаковке за 5 грн и заявили требование о взыскании 13 780 грн компенсации.

Судебная практика в этих делах очень разнообразна и может служить материалом для учебника «50 уроков IP юриста: как собирать доказательства нарушения, доказывать наличие прав и размер убытков» и т.д. Практика преподнесла немало сюрпризов не только истцам, но и ответчикам, а наблюдателям со стороны подарила несколько любопытных моделей защиты и нападения.

1.1. Один из таких креативов – «малозначимость» нарушения как основание для отказа во взыскании минимального размера компенсации при доказанном факте нарушения. Это ли не появление принципа «de minimis» в знакомой судам интерпретации из Кодекса об административных нарушениях (ст. 22)?

Cуд задает вопроссправедливо ли взыскивать 13 780 грн за продажу одной конфеты, на фантик которой незаконно нанесен персонаж мультфильма, при стоимости конфеты 2,30 грн?

На протяжении 2015 года практика хозяйственных судов претерпела несколько изменений при ответе на этот вопрос, потому вкратце напомню.

1.2. История началась с Постановления ВХСУ от 23.12.2014 г. по делу № 910/10421/14, которым одобрена категория «малозначимость» нарушения как новое основание для отказа в удовлетворении требований о компенсации. Этот судебный акт стал прецедентом для нескольких судей и коллегий Хозяйственного суда Одесской области, которые в пяти идентичных делах подряд отказали истцу, применив термин «малозначимости» со ссылкой на Постановление ВХСУ.

Как же суды обосновали появление такой категории?

Из общегражданского принципа справедливости следует требование о соразмерности размера взыскиваемой компенсации за нарушение и дохода, полученного нарушителем от реализации контрафактного товара. Исходя из несоразмерности (2 грн против 13 тысяч грн), суд делает вывод о нарушении принципа справедливости и разумности.

Справедливость – далеко не самый простой для понимания (и тем более для применения) принцип. Не удивительно, что суды просто посчитали присуждение некой суммы несправедливым, раз нарушение не нанесло крупного вреда правообладателю. Однако никаких критериев для применения привнесенного в классический состав гражданско-правовой ответственности элемент «малозначимости» суды не предложили.

В одной из публикаций мы возражали против «малозначимости», ведь во имя достижения справедливости нужно глубже вникнуть в основания иска и учитывать гораздо больше факторов, чем обычно требуется.

1.3. Спустя несколько месяцев ВХСУ отказался от критерия «малозначимости» нарушения в деле о взыскании 47 тысяч грн. компенсации за продажу двух блокнотов с персонажами мультфильма ценой 6 грн. каждый.

ВХСУ признал незаконным отказ апелляционной инстанции (Постановление от 23.06.2015 г. по делу № 910/27253/14) в иске указав, что: «незначительный объем нарушения авторских прав … все же не является самодостаточным основанием для отказа в предоставлении защиты, поскольку это непосредственно не предусмотрено действующим законодательством…». В другом деле ВХСУ вновь подчеркнул, что незначительная стоимость контрафактного товара не является основанием для отказа во взыскании компенсации, поскольку факт нарушения доказан (Постановление от 18.08.2015 г. по делу № 910/23835/14).

  1. Несмотря на то, что я поддержал отказ ВХСУ от этой практики, далее я попытаюсь найти основания, оправдывающие применение «малозначимости» в украинском суде.

Исходным для апологии малозначимости будет нарушение принципа справедливости.

2.1. Справедливость — понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия деяния и воздаяния: прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания и т.д.

С одной стороны, есть правообладатель, который вложил средства в создание произведения и его популяризацию, потому может защитить право монопольно извлекать выгоду из результатов своего труда. Косвенно этот факт доказывает выбор производителем контрафакта именно его персонажа как самого популярного и гарантирующего успех товара у покупателей.

С другой стороны, закон запрещает злоупотреблять правами, а как по-другому назвать ситуацию, когда правообладатель запускает судебную машину и хочет взыскать 500 дол с торговца, который не изготовил крупную партию контрафакта, а уличен в продаже единицы товара стоимостью 50 центов.

Вроде бы хорошо, если магазины будут отказываться покупать товар с сомнительным происхождением рисунков на его упаковке, ведь рыночный закон спроса/предложения приведет к уменьшению его поставок или производства. Однако закон и суд должны стимулировать правообладателя преследовать не только розничных продавцов штучного товара, но и закрыть место изготовления. Часто производитель контрафакта находится в стране, в которой нужно потратить значительно больше средств для сбора доказательств и успешного рассмотрения иска при сомнительных перспективах исполнения решения.

2.2. De lege ferenda повлиять на освобождение от ответственности могут два фактора: оценка соразмерности и форма вины.

(1) Понятие «соразмерности» основывается на толковании принципа справедливости, а точнее соразмерность компенсации размеру убытков отражает задачу правосудия не допустить несправедливое обогащение за счет другого лица.

О «соразмерности» в цивилистике вспоминают в разных ситуациях: нечестное соотношение убытков и неустойки как основание для ее уменьшения; требование о соразмерности пени по отношению к сумме кредита и задолженности по процентам; процессуальный принцип соразмерности при определении обеспечительных мер.

(2) Другой важный фактор для применения принципа «de minimis» – форма вины нарушителя. Коль скоро продавец контрафактной конфеты не может сослаться на отсутствие его вины в содеянном нарушении (например, доказав, что имел место случай или непреодолимая сила – ст. 617 ГКУ), действует презумпция виновного нарушения (ст. 614 ГКУ).

Вина в гражданском праве «… это недобросовестность, выразившаяся в неисполнении лицом своей гражданской обязанности, нарушении гражданского права другого лица и влекущая применение мер гражданско-правовой ответственности» (Чукреев А. А. Презумпция вины в гражданском законодательстве России).

Как известно, вина бывает в форме умысла и неосторожности. Умысел имеет место если поведение лица сознательно направлено на нарушение. Нарушитель должен доказывать, что принял все зависимые от него меры для надлежащего исполнения обязательств. При неосторожности в поведении лица отсутствует необходимая заботливость и осмотрительность.

Пока истец не может доказать умысел торговца конфетами (который покупал товар не подозревая, что персонаж нанесен на фантик без разрешения) остается неосторожность. Она представлена в двух ипостасях: самонадеянность (понимал возможность наступления негативных последствий, но легкомысленно рассчитывал на их устранение) и небрежность (не предусмотрел негативные последствия, хотя должен был и мог).

В случае нашего продавца – только небрежность, ведь он мог потребовать у поставщика гарантии соблюдения авторских прав третьих лиц и, в случае предъявления претензий, обязать поставщика урегулировать их самостоятельно и за свой счет.

  1. Влияет ли получение гарантий на наличие вины продавца?

Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и не должно было или не могло их предвидеть.

Наличие письменных гарантий соблюдения интеллектуальных прав на подтверждает, что он проявил достаточную осмотрительность при заключении сделки. Получив гарантии, нарушитель не мог предвидеть, что продажа товара нарушит авторские права третьего лица, что доказывает отсутствие его вины при совершении нарушения.

При отсутствии вины и отсутствии специальной нормы, которая предусматривает ответственность без вины, логика гражданско-правовой ответственности предписывает только одно – освободить лицо, которое использовало чужое произведение, от гражданско-правовой ответственности.

Предлагаю на уровне Пленумов ВХСУ и ВСУ допустить применение «малозначимости» нарушения, как основания для освобождения от ответственности при незаконном использовании произведений, при соблюдении ряда критериев.

  1. Основаниями/критериями для применения принципа «de minimis» в Украине могут быть:

(1) несоразмерность ущерба и суммы компенсации (например, они отличаются в пятьдесят и более раз) и нарушитель реализовал небольшое количество контрафактного товара и после уведомления о нарушении немедленно прекратил его продажу;

(2) отсутствие умысла нарушителя, который не изготовил контрафактный товар, а только продавал;

(3) нарушитель сообщил все имеющиеся у него данные об источнике происхождения такого товара, например название и адрес лица, у которого купил партию и доказательства для установления и привлечения к ответственности производителя или оптового продавца.

В случае продажи за 2,30 грн конфеты с персонажем: (1) размер компенсации в 5 (пять!) тысяч раз превышает стоимость контрафактного товара, а доказанное истцом количество – 1 штука; (2) продавец не изготовил товар, потому его вина в форме небрежности; (3) из обстоятельств дела неизвестно, помог ли истцу в установлении канала поставки контрафактного товара и его производителя. В другом, но очень похожем деле ответчик предоставил данные о лице, продавшем ему контрафактный товар и вернул остатки продавцу (Постановление ВХСУ от 22.12.2015 г. по делу №916/1582/14).

Хотя заинтересован ли правообладатель из ряда т.н. «агрессивных мульти-копирайтеров» в судебном преследовании далекой китайской фабрики?

Если статья понравилась — поделитесь ею и подписывайтесь, чтобы первыми получать свежие публикации.

Оформити підписку
Введіть адресу вашої електронної пошти та дізнавайтеся про нові публікації першими.
E-mail*
Нові коментарі
    Цей блог веде Іларіон Томаров with the little help from my friends, статті яких також публікуються тут. Кожен, хто публікує контент в нашому блозі є фахівцем в певній галузі чи питанні, тому ми не переказуємо законодавство чи студентські підручники, а намагаємось максимально конкретно і практично висвітлити проблему.

    Наша мета - поділитись корисними порадами і досвідом переважно в сфері цивільного права, та інших галузей, закликати до обговорення цікавих вам теми, ділитись своїм досвідом і надихнути на створення статей, які ви захочете опублікувати на legalshift.com.ua
    Наш контент - для кожного, хто шукає відповіді на юридичні питання в інтернеті, але не знає чи можна довіряти безкоштовним порадам в мережі.

    Особливість юридичних порад в тому, що через зміни в законодавстві вони можуть втратити актуальність в будь-який момент, а також в тому, що кожна ситуація і кожний клієнт по своєму унікальні і потребують індивідуального підходу.

    Саме тому ми можемо гарантувати, що на момент публікації її зміст є актуальним, і застерігаємо, що при прийнятті важливих рішень слід звернутись безпосередньо до юриста-фахівця в певній галузі - ви ж не будете приймати рішення про медичне втручання спираючись на публікації на форумах?

    Авторські права на оригінальний контент (тексти і зображення) належать їх авторам і розміщені з люб'язного дозволу авторів.
    Запрошуємо ділитись контентом з блогу дотримуючись цих вимог: зазначати ім'я автора, назву нашого сайту і не вносити зміни в оригінальний текст.
    © 2020 LegalShift  Войти